В 2018 году отмечается 110 лет со дня рождения выдающегося хирурга, ученого Бориса Васильевича Петровского

С. Готье, академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, главный трансплантолог Минздрава РФ

Первая трансплантация почки выполнена 15 апреля 1965 года. Тогда Борис Васильевич Петровский с командой пересадил этот орган от матери к 19-летнему сыну. У больного была фамилия – Черепаха. Я это помню так точно, потому что в операционной, где я работал более тридцати лет, висела табличка «В этой операционной 15 апреля 1965 года академик …». Я мою руки и читаю – и так 30 лет…

Когда в институте был ремонт, эту табличку вместе с кафелем сшибли. Я нашел ее в куче мусора, и потом она долго лежала в ящике моего стола. А когда директором Центра хирургии стал Юрий Владимирович Белов, а меня избрали почетным профессором, я им подарил эту табличку.



В 1965 году академик Б.В. Петровский впервые в Советском Союзе выполнил успешную трансплантацию почки от матери сыну, страдавшему терминальной стадией хронической почечной недостаточности. После этого трансплантация почки прочно вошла в практику страны. 


В. Шумаков, академик РАН и РАМН, директор НИИ трансплантологии и искусственных органов МЗ РФ с 1974 по 2008 год.

С Борисом Васильевичем связана вся моя трудовая жизнь. Я пришел к нему в 1959 году после окончания 1-го Московского медицинского института и аспирантуры. Опыта лечебной работы, тем более в большой хирургии, не имел. А тут сразу пришлось окунуться в важнейшую область медицины - сердечную хирургию; в нашей стране она только начинала разрабатываться, и одним из пионеров ее стал Борис Васильевич. Он безошибочно распознавал новые пути и направления в хирургической науке, поддерживал их, старался внедрить в своей клинике.


Что восхищало нас, работавших под руководством Бориса Васильевича? Потрясающая хирургическая техника, его, как говорим мы, профессионалы, "легкая рука".

Когда зашла речь о необходимости создания искусственных клапанов сердца, Борис Васильевич предложил мне заняться этой проблемой и сразу же начал оказывать помощь. Как министр он был знаком со многими руководителями оборонной промышленности, обладавшей самым передовым научным потенциалом. И искусственные клапаны, выполненные на самом высоком уровне, в течение многих лет применялись во всех клиниках бывшего СССР, где делались такие операции.

Он стал инициатором межправительственного соглашения в области искусственного сердца и вспомогательного кровообращения между нашей страной и США. Я курировал эту работу с нашей стороны, со стороны США куратором был знаменитый Майкл Дебейки. И это сотрудничество продолжалось на протяжении двадцати лет.

С 1965 года, когда Борис Васильевич произвел первую успешную пересадку почки в клинике, началась эра клинической трансплантологии в СССР. В 1974 году по рекомендации Бориса Васильевича, бывшего в то время министром здравоохранения СССР, я был назначен директором НИИ трансплантологии и искусственных органов. Все эти годы я чувствую, что Борис Васильевич внимательно следит за моей работой. Я часто советуюсь с ним. И всегда восхищаюсь мудростью его решений. 
В. Крылов, профессор, доктор медицинских наук

Мы выполнили вместе с Борисом Васильевичем первые в России операции по пересадке почки. Борис Васильевич взял на себя самую трудную часть: изъятие почки у матери, здорового человека, а я делал операцию пациентке, что морально было гораздо легче. Так Борис Васильевич поступал во всех случаях, когда начинал разрабатывать новые проблемы в хирургии: брал на себя более сложные задачи. 
С. Готье, академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, главный трансплантолог Минздрава РФ

Мой учитель, академик Петровский, как-то произнес потрясающее высказывание, я всегда его вспоминаю, когда ассистент начинает мне мешать. Бывают молодые доктора, которые делают не так, как им сказали, а именно, как они считают лучше. Я сам все это проходил в молодости, тогда на меня орали, чтобы я не дергался и выполнял то, что положено, а не лез куда не надо. Это нормально, это болезнь роста.

Петровский тогда был министром, но два раза в неделю – во вторник и пятницу – приезжал к нам оперировать. Ему готовили пациентов, соответственно, должна была быть хорошая операционная бригада, чтобы ему не мешали, потому что он привык работать слаженно. На последних годах его практики я помогал ему на операциях как первый ассистент.

Петровский всегда, если ему плохо помогали, говорил: «Я эту операцию могу сделать с дворником с Погодинки. Но зачем мне эти напряжения?» Я тоже могу сделать операцию с любым человеком и даже без, но для чего мне эти трудности, когда есть огромное количество людей, которые могут нормально мне в этом помочь? Это же нерационально, и больному хуже.

Источники:
Наука и жизнь, ЗАПОВЕДИ ХИРУРГА
Правмир, Трансплантолог Сергей Готье: Руки врача не должны опережать голову
Правмир, Рокфеллер тоже вставал в очередь на трансплантацию
Фото: http://www.prizvanie.ru