Прожить дважды

Что следует знать о посмертном донорстве органов

Слово «донорство» происходит от латинского donare, в переводе означает «дар», «дарить», «жертвовать». С донорством органов связано множество страхов и мифов: что только не приходит в голову некоторым людям при упоминании этого словосочетания, хотя по сути в развитом обществе должна быть единственная ассоциация — спасение человеческих жизней.

В России сегодня делают лишь 10 процентов трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. Конечно, свою роль в этом играет и пока недостаточно широкое развитие самой системы донорства и трансплантации. Однако даже совершенные системы такого вида помощи не могут существовать без поддержки общества в вопросах донорства органов. Речь идет о представлениях жителей страны о донорстве органов, о культурных традициях относительно возможности изъятия и использования донорских органов, о готовности каждого человека «подарить часть себя».

Даже те люди, которые в целом положительно относятся к трансплантации, высказывают некоторые сомнения, когда речь заходит о том, чтобы выразить согласие стать посмертным донором. Существуют опасения, что информация о согласии на использование органов может быть использована в недобросовестных целях и поставить под угрозу жизнь возможного донора. Пугает такая гипотетическая ситуация, в которой врачи, зная о согласии стать донором, не будут в критический момент пытаться спасти жизнь. Аналогичные опасения возникают у людей, когда речь идет о возможности посмертного донорства органов их родных и близких. Кроме этого, людям зачастую кажется кощунственной сама идея, что органы любимого родственника могут быть отданы другому. Это страх, сравнимый с каким-то мистическим преклонением перед целостностью тела после смерти.

Сергей Готье: Несмотря на то что слухи о том, что людей «разбирают на органы», очень распространены, в них нет ничего общего с действительностью. По словам Сергея Готье, главного внештатного трансплантолога Минздрава РФ и директора ЦТИИО им. Шумакова, не было установлено ни одного случая незаконного изъятия донорских органов на территории России, а рассказы о торговле органами представляют собой миф, который подпитывается криминальными сериалами и детективами, далекими от правдоподобности. Такого рода операции можно проводить только в специализированных клиниках, где имеется не только полный набор необходимого, сложного оборудования, но и квалифицированные специалисты. А это, как вы понимаете, «штучный товар».

Елена Брызгалина: Само изъятие органов возможно только после констатации смерти и при отсутствии юридических и медицинских противопоказаний. «Сегодня по определению Всемирной организации здравоохранения смертью считается необратимая деструкция, разрушение, или дисфункция критических систем организма, то есть незаменимых на данном этапе развития медицины», — говорит заведующая кафедрой философии образования философского факультета МГУ, специалист по философским проблемам биологии и медицины Елена Брызгалина. На сегодняшний день это мозг, поэтому ставится знак равенства между смертью мозга и смертью человека.

У человека со смертью мозга кровообращение, дыхание и другие процессы могут поддерживаться еще какое-то время. Они могут восприниматься родственниками как признаки жизни, и тогда возникает вопрос — не поспешили ли врачи признать пациента умершим, действительно ли приложили все усилия для спасения жизни, не отключают ли его от аппаратов жизнеобеспечения именно с целью забора органов?

Ляля Габбасова: «Этого никогда не случится, потому что основная задача нашей медицины — это оказывать помощь до последнего шанса каждому пациенту, находящемуся в реанимации», — комментирует помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. Для того чтобы определить, действительно ли имеет место смерть мозга, существует сложная процедура ее констатации. Она занимает длительное время, проводятся клинические тесты, устанавливаются причины, исключаются метаболические и эндокринные комы. Существует множество критериев, и состояние пациента должно всем им удовлетворять. Участвуют в констатации комиссия врачей, включая реаниматолога, невролога и других специалистов. Сами трансплантологи к процедуре подтверждения смерти мозга не допускаются.

Посмертный донор обязательно подвергается клиническому обследованию для комплексной оценки состояния всех органов, факторов риска, выявления противопоказаний к донорству и получения данных, необходимых для последующего использования при подборе реципиента. Параллельно запускается процедура, предназначенная для сохранности органов и тканей, которую невозможно осуществлять без специального оборудования и высококвалифицированных специалистов. Сама трансплантация производится только в специализированных учреждениях, работа которых жестко регламентирована и контролируема. А ведь есть еще процесс хранения и транспортировки донорских органов.

Таким образом, в обеспечении донорским органом одного человека участвует 30-50 специалистов. Поэтому разговоры об организации врачебных сговоров, предумышленных преступлениях с целью забора почек, организации подпольных кабинетов по пересадке органов не имеют под собой никаких практических оснований, так как физически не возможно держать в тайне столь ресурсоемкий процесс.

Отдельно необходимо коснуться предубеждений по вопросам организации купли-продажи органов либо подкупа лиц, принимающих решения о трансплантации.

В России купля-продажа органов запрещена законом, как и во всем мире. Трансплантация органов оказывается в рамках высокотехнологичной медицинской помощи и оплачивается за счет средств государства, поэтому для пациента эта помощь бесплатна.

Если говорить о прижизненном донорстве — то такие операции, согласно законодательству, возможны только на добровольной (безвозмездной) основе и только в случае генетического родства донора и реципиента. Данное ограничение позволяет сократить круг возможных злоупотреблений по использованию органов от живых доноров. Объявления о продаже и покупке почек и других органов является не чем иным, как попыткой выманить деньги из доверчивых людей. Естественно, это мошенничество не доходит до реального изъятия органов.

Что касается влияния на решение предоставления донорского органа реципиенту — здесь нужно понимать, как происходит его выбор. Пациенты, ожидающие донорский орган, занесены в лист ожидания информационной системы. Про появлении донора проверяется несколько параметров — это и совместимость, и критерий экстренности ситуации, и длительность ожидания органа. Таким образом компьютер подбирает «идеального» реципиента, и сотрудник не имеет влияния на этот выбор. Этот процесс так же контролируется, и какие-либо манипуляции абсолютно исключены.

Волнующее людей отношение религиозных институтов к посмертному донорству тоже известно. В основах социальной концепции Русской православной церкви говорится, что «посмертное донорство органов и тканей может стать проявлением любви, простирающейся и по ту сторону смерти». Однако донорство не может считаться обязанностью человека, поэтому врачам необходимо выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Представители ислама, католицизма и буддизма также не имеют возражений против трансплантации. В Испании, например, у входа в храмы можно увидеть надписи: «Не берите органы с собой на небо. Там они вам не понадобятся, а здесь спасут чью-то жизнь». Сегодня эта страна — один из мировых лидеров в области донорства и трансплантации.

В России количество трансплантаций растет, если в 2006 году было сделано 662 операции, то в 2015-м этот показатель уже приблизился к 1500. При этом количество операций по пересадке печени выросло в 7,6 раза, с 43 до 325, а по трансплантации сердца — с 11 до 179 операций в год, то есть в 16,3 раза. Минздрав России планирует регулярно проводить информирование населения для повышения осведомленности, преодоления страхов и формирования в обществе положительного отношения к донорству органов. Также разработан законопроект, в котором определены все шаги, связанные с процессом донорства и трансплантации, механизмами волеизъявления.

Организация помощи населению в виде пересадки органов базируется как на чисто профессиональных возможностях того или иного учреждения, так и на этических положениях, отмечает Сергей Готье. Каждый человек в своей жизни может оказаться как донором, так и реципиентом. И вот от того, как общество будет относиться к собственным гражданам, которым нужна трансплантация по жизненным показаниям, зависит прогресс в этой области.

Источник: https://lenta.ru/articles/2016/11/07/donor2/