Развивают и курируют трансплантологию страны

Недаром про трансплантологию говорят: от невероятного – к очевидному. Когда в 2017 году в Архангельске готовились провести первые операции по пересадке почки, на первых порах было трудно поверить, что все состоится. Наличием этого вида помощи могут похвастаться только треть российских регионов. И тем не менее все получилось. В том числе благодаря помощи специалистов Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова из Москвы.

Сердечная достаточность

В 2019 году НМИЦ имени В. И. Шумакова исполняется 50 лет. Дата большая и знаковая – и отнюдь не из-за красивой цифры, а благодаря событиям, которые на протяжении полувека вершились в этих стенах.

Врачи сегодня творят здесь настоящие чудеса: выполняют пересадку сердца, печени, почки, поджелудочной железы, легких, из года в год наращивая количество операций, а также помогают коллегам из регионов развивать это важное направление медицины. Когда НИИ трансплантации органов и тканей (так раньше назывался центр) только создавался, ему по большому счету были начертаны две задачи. Во-первых, развитие трансплантации почки как способа лечения почечной недостаточности (впервые такую операцию провели в нашей стране в 1965 году). Во-вторых, создание систем искусственного кровообращения и, в частности, искусственного сердца, в чем был очень заинтересован основоположник этого учреждения – тогдашний министр здравоохранения СССР Борис Петровский.

3-2.jpg

– Фактически в Советском Союзе развивалась только трансплантация почки, и то недостаточно. Из-за слабой законодательной базы и экономических проблем все было довольно условно и держалось на энтузиазме коллектива института во главе с Валерием Ивановичем Шумаковым, который двигал эту историю в ущерб собственному здоровью. Наконец в 1987 году ему удалось удачно пересадить сердце, – рассказывает Сергей Готье, директор НМИЦ трансплантологии и искусственных органов, главный трансплантолог Минздрава РФ, академик РАН.

Институт долго оставался монополистом в трансплантации сердца, хотя на территории СССР работало более 50 центров, где в том или ином масштабе занимались пересадкой почки. Потом случилась разруха 90-х. И хотя именно тогда было принято важное юридическое решение: в 1992 году подписан закон о трансплантации органов, основанный на презумпции согласия при изъятии органов у умерших (если при жизни человек не выразил своего отказа, он потенциально может стать донором), для развития не находилось ресурсов.

«Контрольным выстрелом» в трансплантологию стало случившееся в начале 2000-х «дело 20-й больницы». Тогда силовики обвинили врачей 20-й горбольницы Москвы в попытке изъятия органов у еще живого человека. Грандиозная шумиха в СМИ и многократные судебные разбирательства во всех инстанциях завершились ничем – Верховый суд полностью оправдал медиков. Но последствия этого скандала еще долго давали о себе знать.

– «Дело 20-й больницы» привело к ошельмованию всей российской трансплантологической программы и посмертного донорства, ее стагнации на несколько лет, – констатирует Сергей Владимирович. – Возрождение началось примерно с 2006 года, когда уже всем стало понятно: обвинения абсолютно необоснованные и бездоказательные. Тот период оказался трагической страницей. Столько людей погибло, не дождавшись пересадки органов, а их можно было спасти! Да и трансплантология как отрасль медицины заметно отстала по сравнению с тем, что происходило за рубежом. А там был настоящий бум и активное продвижение идеологии, что ни один орган после смерти человека не должен пропасть, если он может помочь в спасении жизни других людей.

Сергей Готье возглавил учреждение в 2008 году, сменив на посту директора ушедшего из жизни академика Валерия Шумакова. И первое, что ему вместе с коллективом удалось сделать, – реанимировать программу трансплантации сердца, которая для Валерия Ивановича была в числе приоритетов. Начали с 28 пересадок в 2009-м. И вот уже шестой год центр является мировым лидером в области трансплантации сердца по количеству операций: порядка 200 в год (всего же в центре имени Шумакова за этот период пересадили более тысячи «пламенных моторов»). За впечатляющими цифрами – интенсивная работа: поездки в любое время дня и ночи по больницам, где появился потенциальный донор, оценка донорских органов и их доставка, выхаживание тяжелых пациентов до и после пересадки…

Общее количество трансплантаций органов в 2018 году превысило 600. Среди них есть по-настоящему уникальные. Например, в декабре 2018-го подростку, страдающему циррозом печени, пересадили часть печени его матери. И впервые в истории трансплантологии правую долю этого органа у донора изъяли при помощи лапароскопии, без разреза брюшной полости.

Когда почки дошли до точки

В хирургическое отделение № 1 центра имени В. И. Шумакова попадают пациенты, которым требуется трансплантация почки. В 2018 году было выполнено 220 таких операций (для сравнения: в 2017-м – 180). Здесь не только выполняют непосредственно пересадку, но и готовят пациентов к ней, если необходимо предварительное вмешательство, например, удаление собственных больных почек. В отделении 60 коек, комфортные одно– и двухместные палаты.

Люди приезжают со всей страны. Сейчас в большинстве российских регионов еще нет возможности проводить пересадку органов. Но если в 2006 году трансплантация существовала только в 19 субъектах РФ, то сейчас их насчитывается 31 (в том числе в Архангельской области). 

– Мы плотно сотрудничаем с регионами, ежедневно к нам приходит по несколько запросов с медицинской документацией пациентов, – поясняет Игорь Милосердов, заведующий хирургическим отделением № 1. – Даем свое заключение, по результатам которого больной либо получает помощь у себя в регионе, либо приезжает к нам на плановую госпитализацию. Хорошим подспорьем стала телемедицина, мы теперь можем дистанционно обсудить с коллегами из других городов детали, в которых сложно разобраться только по бумагам, оперативно проводить консультации.

В трансплантологии такой контакт особенно важен, ведь после пересадки органа человек должен пожизненно находиться под наблюдением врачей и получать специальную иммуносупрессивную терапию. Первый послеоперационный год пациенты каждый месяц приходят на прием, сдают анализы, делают обследования. Доктора из центра имени Шумакова не теряют из поля зрения даже тех, кто живет за сотни километров от столицы.

– Иногородние пациенты наблюдаются у специалистов по месту жительства, но при этом каждый из них при выписке закрепляется за врачом консультативно-диагностического отделения нашего центра. И мы просим, чтобы ему сообщалась вся важная информация о состоянии здоровья. Если что-то случилось или вызывает сомнения, можно прислать документы, позвонить, приехать на консультацию. И зачастую даже люди, живущие далеко от Москвы, хотя бы раз в год появляются у нас, – говорит Игорь Милосердов.

Успеть за несколько часов

На центр имени Шумакова приходится более четверти трансплантаций, которые сегодня делают на территории России. Рекордная цифра, безусловно, повод для гордости, но одновременно и свидетельство неравномерного распространения этого вида помощи. Как уже говорилось выше, только в 31 регионе из 85 выполняется трансплантация органов – удручающе мало.

Два года назад на НМИЦ имени В. И. Шумакова была возложена обязанность продвигать и курировать развитие трансплантологии в стране. Сергей Готье много времени проводит в командировках, объездил практически всю страну – от Русского Севера до Дальнего Востока. И констатирует, что процесс идет, только если глава региона, руководство системы здравоохранения понимают важность развития этого вида помощи. Врачебного энтузиазма, профессионального огонька недостаточно – требуются огромные организационные усилия и финансовые затраты.

– За последние три года наша страна демонстрирует рост числа трансплантаций в среднем на двести в год. Связано это, прежде всего, с процессом упорядочения работ по донорству: выявление донора, правильное его лечение и сохранение органов, которые раньше, по сути, просто выбрасывали – хоронили, – говорит Сергей Готье, директор НМИЦ имени В. И. Шумакова. – Мы сейчас выстраиваем в стране соответствующую идеологию. Наш центр осуществляет не только консультативные функции, но и контрольные, организационные, образовательные. Одна из главных задач – работа с хирургами и анестезиологами-реаниматологами именно в плане формирования идеологии. Важность трансплантологии приходится разъяснять даже коллегам-медикам. В регионах во многих больницах, вопреки существующим инструкциям и регламентам, даже не задумываются о необходимости поиска донорских органов. Идеалом здесь можно считать испанскую систему, где каждый здоровый орган умершего человека служит для спасения человеческих жизней. Мы пока лишь постепенно движемся в этом направлении.

Какие бы хорошие возможности ни были в столице – они не заменят развитие трансплантологии в регионах. Во-первых, потребность в ней велика, особенно что касается почки. Пациентов с почечной недостаточностью, вынужденных три раза в неделю ходить на диализ (сеансы очищения крови), много. Трансплантация даст им более адекватное замещение потерянной функции почек. Они могут жить полноценной жизнью, у них не будет привязанности к диализному центру. Достаточно своевременно принимать лекарства и соблюдать рекомендации врача. Налицо и экономическая выгода для государства: диализ – процедура пожизненная и дорогостоящая, а число больных постоянно увеличивается.

– Тут мы имеем большой диссонанс. Примерно 45 тысяч россиян находятся на заместительной терапии в виде гемодиализа или перитонеального диализа, но трансплантаций почки мы делаем около полутора тысяч в год. А без пересадки для этих людей с диализа обратной дороги нет, – подчеркивает Сергей Готье.

И еще один аргумент за развитие трансплантологии в регионах. Если на родственную пересадку можно приехать планово, то ожидание органа от посмертного донора ощутимо меняет жизнь человека. Как правило, ему на неопределенный срок приходится переезжать поближе к медучреждению, бросая работу и покидая привычный круг общения. Иначе в решающий момент можно просто не успеть.

– Врачи оговаривают определенные сроки, в которые пациент должен к ним приехать – это три-шесть часов с момента появления донорского органа. Таковы общие требования центров, которые занимаются трансплантацией. Дело в том, что срок консервации органов ограничен: у почки чуть больше, у печени и сердца – более короткий. И если за это время из близлежащих к столице областей реально доехать на машине, то издалека – практически невозможно, – говорит Игорь Милосердов, заведующий хирургическим отделением № 1.

Путь, растянутый во времени

Игорь Милосердов был в числе тех врачей, которые помогали нашим специалистам делать первые трансплантации.

– Архангельск мы с коллегами посещали неоднократно, хорошо знакомы и с возможностями Первой городской больницы, и с врачами, и с руководством системы здравоохранения. Люди там работают профессиональные и заинтересованные, – отмечает Игорь Александрович. – Ежегодно проводится нефрологическая конференция, на которой делятся опытом представители разных регионов. Это значимое мероприятие, его хорошо знают в профессиональных кругах. Кроме того, к нам в Москву на обучение приезжали архангельские специалисты: хирурги, нефрологи, анестезиологи, функциональные диагносты, иммунологи – все, кто участвует в процессе трансплантации. Они посмотрели, как здесь строится работа, и по тому же принципу начали действовать у себя.

Как правило, если уж регионы начинают заниматься трансплантацией – останавливаться на малом не хотят. В качестве наиболее позитивных примеров можно назвать Ростов-на-Дону: там недавно точно так же начинали с почки, а сейчас уже пересаживают и печень, и сердце. Архангельская область пока в начале пути, делает первые шаги, но все увереннее. В центре имени Шумакова считают важным, что у нас начала работать программа органного донорства – это обязательное условие для развития трансплантологии.

– При наличии донора в состоянии смерти мозга привлекались специалисты из нашего центра, и дальше шла совместная работа. После процедуры мультиорганного изъятия архангельские хирурги пересаживали почки своим пациентам, а печень мы успевали привезти в Москву и выполнить трансплантацию здесь. Подобная совместная работа как раз помогает получить первый опыт и двигаться дальше, – говорит Игорь Милосердов.

Родственные пересадки имеют большое значение, но будущее трансплантологии зависит от того, насколько будет развито посмертное донорство. Страшилки о продаже органов, конечно, и сейчас периодически «гуляют» в Интернете. Вносят свою негативную лепту киношники, придумывая безумные с точки зрения здравого смысла сюжеты. Между тем в России эта сфера регламентирована «от и до» различными законодательными и разрешительными документами. Получить жизнеспособный орган, сохранивший свои функции и пригодный для второй жизни, можно только от человека с диагнозом «смерть мозга» – например, в результате инсульта. А электронная база данных, где фиксируются все случаи изъятия донорских органов и кому они достались, делает работу трансплантологов абсолютно прозрачной.

Сергей Готье убежден, что к донорским органам нужно относиться как к национальному ресурсу, позволяющему вернуть к жизни своих граждан.

– Мы бы никогда не пересадили за год 200 сердец, если бы не работа донорской службы», – говорит Сергей Владимирович. – В Москве довольно хороший уровень донорства – 16–20 изъятий на миллион населения в год. Конечно, нам еще далеко до Испании, где этот показатель составляет 40–45 изъятий, тем не менее прогресс заметен. Что касается регионов, то там цифры гораздо более скромные – всего 4,4. Наша задача – распространить аналог московской модели на другие территории, чтобы медицинские работники имели определенный регламент действий и были ориентированы на сохранение донорских органов. Чисто документально у нас все есть для более активного развития трансплантологии, а вот ментально – увы. Хотя отношение к пересадке органов в обществе постепенно меняется. Важно, что никто из представителей религиозных конфессий, и Православная Церковь в том числе, не выступает против пересадки органов для спасения жизни. Я все время говорю, что мы обречены на успех, но успех этот будет достаточно растянутый во времени.

Источник: http://xn--80aec1d.xn--p1ai/archives/18033

Фото: https://pixabay.com/ru/