У Димы почки не работали с рождения, спасла трансплантация У питерского мальчика Дмитрия в связи с врожденным заболеванием «поликистозная болезнь почек, детский тип», почки не работали с самого рождения. Он находился на заместительной почечной терапии – ему проводился перитонеальный диализ.

Комментирует заведующий хирургическим отделением № 1 НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова Игорь Александрович Милосердов:

«Бывает, что дети находятся на диализе с самого рождения, когда почки не развиты вообще. Такая тяжелая ситуация, как правило, требует проведения перитонеального диализа, потому что гемодиализ – это очистка крови через фильтр с использованием специального аппарата, сопровождается у детей большими медицинскими проблемами, поскольку объем крови у них небольшой, процедуру проводить очень сложно, дети ее плохо переносят.
Перитонеальный диализ детям подходит намного лучше, это более естественный метод заместительной почечной терапии, когда фильтром выступает брюшина, а специальный стерильный раствор заливается в брюшную полость через специальный катетер. Хотя и этот метод лечения не идеален: могут быть воспаления в месте стояния катетера, в брюшной полости могут возникнуть воспалительные изменения. И все-таки большинство детей приходят на трансплантацию после перитонеального диализа. Так или иначе, чем быстрее будет выполнена трансплантация, тем лучше для ребенка».

Сейчас Диме 2 года и 8 месяцев. Операция прошла успешно, семья уезжает в Санкт-Петербург, мальчик будет наблюдаться там и приезжать в НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова на плановые обследования.

2-2.jpg

Донором почки стала бабушка, ей чуть больше 40 лет.

«У нас летом на лечении находился маленький ребенок весом около 10 кг, которому бабушка (ей всего 43 года) отдала часть печени и почку, – рассказывает Игорь Александрович Милосердов, – При обследовании оказалось, что ребенок и бабушка были не совместимы по группе крови, но в этой семье бабушка оказалась единственным возможным донором. У ребенка было врожденное поражение двух органов, когда есть фиброз печени, и есть поликистозная болезнь почек – у детей эти две болезни часто сочетаются. У бабушки операцию выполнили лапароскопическим доступом, то есть без больших разрезов. 

После этого ребенка у нас был мальчик, которому мы такую же операцию сделали от посмертного донора. Он был чуть старше, и весом около 20 кг – ему досталась часть печени, а вторую часть печени пересадили взрослому пациенту. Это технология называется сплит-трансплантация печени. Она позволяет использовать печень от взрослого донора как для детей, так и для взрослых. Этому же ребенку еще сделали и пересадку почки от того же донора. 
 
Есть небольшая группа детей, которые очень легко отторгают орган. Они относятся к группе сенсибилизированных больных, то есть к группе высокого риска по развитию отторжения. Для успешного выполнения пересадки почки их тоже нужно особым образом готовить, сделать так, чтобы можно было найти подходящий орган и выполнить трансплантацию. Еще одно направление нашей деятельности – сочетанные трансплантации. Эти операции мы делаем вместе с отделением, где детей оперирует академик Сергей Владимирович Готье. Совместно мы выполняем пересадку части печени и почки. Это крайне сложная операция, она практикуется далеко не везде».
                                                                                                                                                  Дима с родителями