В Омске может появиться многофункциональная клиника, в которой будет проводиться трансплантация органов

Гостем РИА «Омск-информ» стал директор Западно-Сибирского медицинского центра Федерального медико-биологического агентства России, д.м.н., профессор, врач-хирург высшей категории, гепатолог, трансплантолог Владимир Шутов. Он рассказал о том, почему тяжело найти доноров органов и будут ли на базе медучреждения открывать клинику трансплантологии.

– В центре проходят операции на печени, в том числе по ее пересадке. Что послужило толчком для развития трансплантологии?

– В Омске много больниц, и у каждой существуют какие-то направления работы. Мы старались найти свою нишу. Для этого пригласили к себе топовых специалистов и стали развивать хирургию печени, используя новые технологии современной мировой медицины. Сегодня у нас мощное отделение портальной гипертензии, в котором выполняются сложнейшие высокотехнологичные операции на печени. Мы можем удалять до 80 % органа с реконструкцией сосудов, вен, желчных протоков. К нам едут пациенты со всей страны с опухолями, циррозами и другими серьезными заболеваниями печени, еженедельно выполняются по 2–3 такие операции. При этом врачи постоянно совершенствуются, внедряют новые методики, используют новые возможности. Недавно в Москве был съезд печеночных хирургов, где собрались представители 80 стран мира, включая японцев, немцев и американцев, и показывали свои технологии. Скажу честно, есть чему у них поучиться, но и у нас очень высокий уровень.

Что касается трансплантологии, за все время мы выполнили три операции по пересадке печени. Но сейчас эта программа остановилась.

– Почему?

– Потому что нет доноров. Трансплантировать печень от умершего человека можно, когда его мозг умер, а сердце и другие органы еще функционируют. Но у нас плановый стационар, и к нам не попадают больные, у которых произошла смерть мозга. Если такой пациент появился в другой больнице, нам должны сообщить. Однако за год в полуторамиллионном городе мы не получили ни одного донора!

– Но можно же взять печень от живого донора, родственника, например?

– Мы столкнулись с этой проблемой и при родственной трансплантации печени. В последний момент родственники отказываются от операции, ссылаясь на разные причины. У нас не готовы люди к этому, у нас даже медицинское сообщество еще не до конца готово. Надо больше говорить о том, что донорство спасает жизни. Директор Российского национального центра трансплантологии Сергей Владимирович Готье организовал премию «Дарящему часть себя». Она проходит в Москве раз в год. В торжественной обстановке на сцену приглашаются доноры, которые отдали часть печени или почку, и реципиенты – обычно это маленькие ребятишки. Они выбегают на сцену такие хорошенькие, в красивых костюмчиках и платьицах, и люди плачут. Потому что приходит понимание, что этим крохам спасли жизни. В Москве донорские службы развиты сильнее, там есть Координационный центр по органному донорству, есть больницы, которые с этим работают, и психология людей немного другая – ближе к европейской.

– На базе вашей больницы планируется организация центра по пересадке органов. Есть ли смысл открывать его при такой ситуации? 

– Конечно, есть. Нельзя закрывать эту тему, иначе как объяснить людям, которые могут жить, почему мы не пытаемся им помочь. В том же институте трансплантологии есть картина: дерево с яблоками, а на яблоках – фотографии детей, которые родились у трансплантируемых женщин. Таких фото немного – штук 50, но они вызывают мороз по коже. Эти дети могли бы не родиться, если бы их матерям не пересадили органы. Еще хотел бы привести пример Николаса Грина, который был случайно застрелен грабителями в Италии в 90-е годы. Пуля попала 7-летнему мальчику в голову. В клинике констатировали смерть мозга и спросили у родителей разрешения сделать трансплантацию, они дали согласие. В результате пяти пациентам были пересажены основные органы мальчика и двоим – роговица. С тех пор его отец ездит по миру и пропагандирует органное донорство, рассказывая, что раньше он не понимал, что один человек может спасти столько жизней. К слову, благодаря Николасу, показатели донорства в Италии резко возросли, а они на тот момент были одними из самых низких в Европе. Проблема сложная, архиважная, и нам нужны такие примеры, чтобы люди понимали это.

Конечно, говорить о том, что у нас в Омске будет центр трансплантологии, некорректно. Это будет многофункциональная клиника, в которой сосредоточатся все диагностические службы, в которой будут проводиться все операции, включая трансплантацию органов, в которой будут работать профессиональные хирурги. Но для развития трансплантологии должна быть организована система органного донорства, тогда станет возможным пересадка не только почек и печени, но и сердца, легких, поджелудочной железы, кишечника.

Источник: https://health.omskinform.ru/news/4382

Фото: из источника