«Я видел свое родное сердце на фотографии» В 2008 году Алексей Юров заканчивал школу, собирался поступать в институт. Но после гриппа было серьезное осложнение – сердце начало сильно увеличиваться.

Молодой человек сначала лечился в районной поликлинике, пил таблетки, продолжал заниматься спортом. Но потом случились «острые сердечные недостаточности», три дня подряд. Из реанимации районной больницы Алексея перевели в НМИЦ ТИО им. ак. В.И.Шумакова.

«Я ни на что не жаловался, самочувствие было прекрасное. Только ночью случилась остановка сердца, но я спал и ничего не заметил. Я надеялся, что операцию сделают быстро, все закончится, и я вернусь к своей обычной жизни.

Органы привозили, их исследовали, но мне они не подходили. Как-то стало тоскливо, я решил – будь, что будет, в конце концов. Время тянулось медленно. Хотя я всего три месяца ждал подходящее сердце, это очень короткий срок», – рассказывает молодой человек.

Месяц после трансплантации Алексей провел в Центре им.Шумакова – реабилитация, наблюдение – и, выписавшись домой, сразу же поступил в медицинское училище на фельдшера.

«Мне говорили, что, может быть, зря поступил, поскольку это исключительно «скоропомощная» работа, лучше быть медбратом. Сейчас я работаю в кабинете профилактики – это доврачебный контроль, проверяю давление и кожные покровы, выдаю анализы, мне абсолютно все нравится. Да, работа бумажная, но людей много приходит. Сейчас уже хочется и высшее образование получить, меня больше взрослая терапия манит. Я, конечно, люблю детишек, но не люблю, когда они болеют».

Инвалидом себя Алексей абсолютно не чувствует: «Конечно, неприятно, что имеешь какие-то ограничения, например, мне не разрешают пойти на полторы ставки, а это было бы очень удобно – с 12 до 12 отработал и все, да и время в поликлинике идет очень быстро.

А в плане обычной жизни никаких ограничений нет. Конечно, тяжелую атлетику запрещают, но я в нее особо и не лезу, ни к чему она. Хочешь заниматься спортом – занимайся, хочешь заниматься самообразованием – на здоровье! Поступай, куда хочешь, учись на кого хочешь. В конце концов, все сводится к банальному здоровому образу жизни. Излишеств себе никаких не позволяйте, никаких гадостей и живите спокойно!»


Раз в полгода он приезжает на контрольное обследование. Корректируется концентрация лекарства – чтобы не было излишней интоксикации организма и чтобы другие органы не страдали.

Алексей знает, что операция по пересадке сердца очень дорогая: «Если бы государство не оплачивало операцию, то многие пациенты бы подумали: «Сколько доживу, столько доживу». Честно говоря, за свои деньги я бы тоже воздержался от этой операции, потому что очень уж сильный удар по семейному бюджету, долго бы от этого не оправились».

Молодой человек очень благодарен специалистам НМИЦ ТИО им. ак. В.И.Шумакова: «Врачи здесь просто невероятные! Вот мой лечащий врач Алексей Олегович Шевченко только что встретился: «У меня есть пять минут, я сбегаю в кафе, сегодня я даже еще не завтракал». А времени-то сейчас уже около пяти вечера! Он реально всегда бегает, у него пациенты каждые десять минут, он обязательно кому-то нужен для консультации, обследования. С ним у меня сложились очень хорошие отношения. Он молодой, еще долго сможет проработать, сколько с него пользы еще будет!

1-2.jpg

Член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Алексей Олегович Шевченко

А предыдущий мой врач Аркадий Яковлевич Кормер на пенсии. Я каждый раз, когда здесь бываю, справляюсь, как он. Жив и здоров. Может, я его уже и не увижу, он, наверное, где-то на даче живет, но для меня важно, чтобы у него все было хорошо. Он значительное участие принял в моей жизни. С его пациентами приходится встречаться, с большим уважением всегда его вспоминают.

Тут, в Центре, происходит спасение неизлечимых больных. Но спасать можно было бы и на аппаратах, а делается именно продление жизни. Возвращение человека к нормальной деятельности, уже в широком понимании жизни, как таковой. Именно не существования, а жизни.

Мне показали мое сердце, когда его уже эксплантировали. Один доктор фотографию сделал, я его попросил. Никаких особых эмоций не было, просто очень хотелось посмотреть. Кстати, фотографию сразу забрали. Сердце у меня было большое, значительное! Желтенькое такое, ожирение, наверное, было. Как у Остапа Бендера: «Большое и горячее, как у теленка»».