«Я знал, что моя почка подойдет лучше всего» Саадат — младший ребенок в семье, ей 2 года и 9 месяцев. Она сидит на руках у отца, Адисбека, и просит, чтобы он пустил ее поиграть. Отец бережно опускает ее на землю и следит за каждым шагом дочки. Несмотря на возраст, Саадат пошла не так давно: раньше у девочки не было сил из-за врожденного заболевания.

Три года назад семья жила в Бишкеке (Кыргызстан). Когда родилась Садуля — это ласкательная форма имени Саадат, — врачи не увидели никаких патологий. Но через месяц бабушка заметила, что девочка плачет перед мочеиспусканием, а после сна у нее отекает один глаз. Родители насторожились, сходили к педиатру и провели обследование, но обнаружить ничего не удалось. В два месяца у Садули начал подрагивать подбородок, девочка стала запрокидывать голову во время кормления. Родители опять пошли к врачам, и невролог прописал лекарство. Вечером после первого приема назначенного препарата ребенок заплакал и перестал дышать.

— Так мы первый раз попали в реанимацию. Доктора сказали, что у Садули пневмония. Уже тогда дочка стала очень сильно отекать. Полтора месяца никто не мог поставить диагноз и объяснить, почему появляются отеки. Позже выяснилось, что это врожденный нефротический синдром — редкое заболевание почек, — и поможет только трансплантация. Мы не могли поверить и надеялись, что это какая-то ошибка, все можно исправить правильным подбором лекарств. И Садуля выздоровеет.

Но вылечить заболевание с помощью поддерживающей терапии невозможно. Родителям приходилось регулярно ложиться в больницу с Садулей или приезжать в реанимацию. Каждый день они испытывали тревогу и страх потерять ребенка.

— В октябре 2020 года, когда мы очередной раз возвращались домой из больницы, в машине Саадат вдруг заплакала и стала показывать на область поясницы. В этот момент мы поняли, что дальше тянуть или надеяться на чудо нельзя — пора решаться на операцию.

В связи с тем, что ни родители, ни Саадат не были гражданами России, на операцию требовались деньги. Своих средств не хватило, и родители Саадат обратились к родственникам, друзьям и знакомым. Выяснилось, что сделать трансплантацию возможно в Москве. Хотя денег не было, семья все равно прилетела в Москву, чтобы находиться под наблюдением.

— Мы начали обращаться в различные фонды. Помогали нам знакомые и незнакомые люди: перечисляли средства на наш счет, предлагали свои дома для проживания, устраивали сборы среди близких. Кто не мог помочь деньгами, делали скидки. Таксисты не брали за проезд, а иногда и сами давали какие-то суммы на лечение. Спасибо всем большое. 

— В Москве мы познакомились со многими людьми, в том числе с родителями, которые приехали в Москву из регионов России, чтобы сделать своему ребенку трансплантацию. Кто-то из новых знакомых обратился в НМИЦ ТИО им. Шумакова. Эти люди и посоветовали семье обратиться в Центр им. Шумакова к врачу-педиатру Гаджиевой Патимат Магомедовне. Она рекомендовала готовиться к операции, так как вены у Саадат уже не выдерживали постоянных уколов. Врач-трансплантолог Сайдулаев Джабраил Азизович уже оперировал много маловесных детей и настроил семью на благополучный результат. Только для российских детей все бесплатно, а нам надо было собирать деньги.

Говорят, что человек вспоминает о Боге в трудную минуту. Я же уверовал в него с момента рождения первой дочери и надеялся, что и в этой ситуации он нас не оставит. Так и случилось. На наши просьбы о помощи откликнулись четыре фонда: БФ «Настенька» (спасибо г-же Алиевой Джамиле Муратовне), БФ «Историческая мечеть» (спасибо секретарю г-же Алсу), БФ «Закят» (спасибо г-ну Камалетдинову Талгату), БФ «Тулпар» (спасибо г-ну Абдулхаю). Нужная сумма была быстро собрана. За два дня до операции необходимо было получить гарантийные письма, и хотя некоторые сотрудники фондов были в отпуске, они все равно помогли с нужными документами.

Споров о том, кто будет донором, не возникало. Предлагали себя и тесть, и мой отец, но я знал, что мой организм, моя почка подойдет лучше всего — как мне кажется, чем ближе родство, тем лучше совместимость органов.

Операция прошла в августе 2021 года, и уже сейчас, спустя всего два месяца, видны существенные улучшения. Садуля хорошо себя чувствует, просится погулять, сама пытается ходить, у нее увеличивается словарный запас. Она пьет лекарства несколько раз в день. Через некоторое время их количество и дозировка должны уменьшиться. Адисбек чувствует себя хорошо.

Это испытание сплотило нас. И заставило посмотреть на нашу жизнь по-новому. Оглянувшись вокруг, мы увидели, что в мире много добрых и отзывчивых людей. И счастье рядом, стоит только протянуть руку. Мы очень благодарны коллективу НМИЦ им. Шумакова, каждому сотруднику за профессионализм, за эмоциональную поддержку и за спасение нашей дочери.

Источник: minzdrav-donor.lenta.ru