Искусственный левый желудочек сердца детям «О диагнозе мы узнали сразу после рождения — у Вероники была кардиомиопатия, увеличен левый желудочек сердца. Врачи тогда сказали, что шансов нет. Ни единого. Меня отправили домой и сказали, что позвонят, когда ребенка не станет. Я загремела в больницу и сама была почти не жива, поэтому, когда спустя неделю позвонили и сказали, что ее переводят в палату и она задышала сама, ухаживать за ней поехала моя мама.⠀

Муж нашел информацию об Институте педиатрии, и из Воронежа мы отправились в Москву. Попали к чудесному доктору Басаргиной Елене Николаевне. Полтора месяца нас лечили и поставили на ноги. До семи лет Вероника принимала лекарства, была активным ребенком, и все было в пределах нормы. Люди со стороны никогда бы не подумали, что с ее здоровьем что-то не так.⠀

Но в семь лет она переболела ковидом. Сердечко больше не могло бороться, правый желудочек тоже стал увеличиваться. Она перестала ходить, почти не ела. Я позвонила Елене Николаевне, и она объяснила, что в Институте педиатрии помочь уже вряд ли смогут, но есть в Центре трансплантологии доктор: Колоскова Надежда Николаевна — она занимается такими детками.⠀

Наши специалисты связались с Центром Шумакова, и медициной катастроф нас доставили в Центр, быстро подготовили и провели операцию — Веронике установили насос, который помогал работать сердцу.⠀
Я не ожидала, что в федеральном Центре все будет … так. Но тут „птицы высокого полета“: заведующие, хирурги, врачи — все оказались добродушными и простыми. Надежда Николаевна Колоскова мне представлялась очень серьезной, а в жизни общалась с нами, как с родными, старалась поддержать всегда. Тимур Абдулнаимович — самый позитивный человек, Дмитрию Вадимовичу огромное спасибо, а наш врач Гончарова Анна Юрьевна — такая молоденькая, но такая грамотная! Я каждое утро ее ждала, как солнышко. И мужу потом рассказывала, что здесь такая атмосфера… семейная.

Хирурги в Воронеже потом говорили, то, что сделали в Шумакова, — космос. Да, это был непростой путь: у меня были страхи, когда я увидела этот чемоданчик, зарядки какие-то… подумала, как же мы справимся? Но мы не сдались, отодвинули панику, и сейчас Вероника живет! Она улыбается, она катается на самокате и велосипеде, смеется, говорит, что любит нас! Это — бесценно. Даст Бог, мы обойдемся без пересадки в будущем. Ведь медицина не стоит на месте: еще совсем недавно и этих насосов не было», — рассказала Марина, мама семилетней Вероники Рябининой.

Источник: https://www.transpl.ru/